Главная >> История и природа нашего края >> Возродится ли Георгиевский храм?
Возродится ли Георгиевский храм?
15.02.2008 10:42
Когда видишь церковь Святого Георгия в деревне Юрьево, невольно задаешься вопросом, как такой величественный храм попал в это местечко, находящееся вдалеке от основных магистралей? Ему бы стоять где-нибудь в городе на Неве или в одном из малых городов России. Ответ на этот вопрос лежит в далеком прошлом, а если быть точнее, то в конце 18 века.


Золотая осень. Последние листья, удерживаясь на голых ветвях деревьев, пытаются сохранить величие осенней поры. Но внезапно налетевший ветер безжалостно срывает их. Кружась разноцветным калейдоскопом в последнем полете, они тихо ложатся на еще не остывшую землю.

…Путник шел не торопясь. Задумался. Что-то в уходящей осенней поре ему было знакомое и родное. Ну, конечно же, она напоминала его самого. Он, как один из этих самых листьев, пытаясь удержаться в таком привычном для него мирке, иногда срывается от суеты будничных дней и кружится в поисках умиротворения. Именно тогда «книга» судьбы, перелистнув очередную главу, безошибочно укажет это место. Так путник оказался в деревне Юрьево Окуловского района, где находится один из наиболее ценных памятников зрелого классицизма на новгородской земле – Георгиевская церковь.

 





ПЕТРОВО-ЮРЬЕВО

 

Вообще-то деревень две – Петрово и Юрьево, которые по сути можно назвать одним целым, так как дома в Юрьево начинаются не с №1, а сразу с 44-го, тем самым, продолжая нумерацию соседней деревни. Но все-таки это разные деревеньки, границей разделения которых служит мостик, сооруженный деревенскими жителями через речушку Шегринку, которая в летние жаркие дни превращается в ручеек.

Так эти два местечка и канули бы в лету в 70-х годах, когда их посчитали неперспективными, но в судьбу вмешался случай. Заинтересовалась здешними местами питерская интеллигенция, которая впоследствии стала приобретать разваливающиеся и бесхозные дома. Вот так и дошло до наших дней, что в одной деревне обосновались художники, а в другой - режиссеры, поэты и киносценаристы. Отчего и появилось у деревень новое название - «интеллигентные».

Путник остановился на мосту, его взгляд охватил всю окружающую красоту и невольно остановился на водной глади реки Шегринка. Ее теченье проносило мимо пожелтевшие листья. Падая в воду, они образовывали незатейливые круги. В памяти сразу же всплыли стихотворные строчки Альбины Шульгиной:

 

Как туча загустеет непокой,
Непрочное качнется мирозданье.
Но, Господи, храни от вымерзанья
Черемуху над Шегринкой-рекой.

 

Постояв немного, путешественник продолжил свой путь. Он знал, что, пройдя еще несколько метров, увидит то, что искал.

 

ПОДОБНОЕ ЧУДУ
или творцы прекрасного

 

Когда видишь церковь Святого Георгия в деревне Юрьево, невольно задаешься вопросом, как такой величественный храм попал в это местечко, находящееся вдалеке от основных магистралей? Ему бы стоять где-нибудь в городе на Неве или в одном из малых городов России. Ответ на этот вопрос лежит в далеком прошлом, а если быть точнее, то в конце 18 века.



Георгиевский храм. 2008 год


1791 год. Царствование Екатерины II. Именно тогда 15 июня и была заложена эта церковь на собственные деньги помещиком и Тайным советником Иваном Ивановичем Кушелевым и его супругою Елизаветой Дмитриевной, урожденной Ланскою, бывшей фрейлиной дворца императрицы Екатерины. Строили церковь долго – 10 лет и освещена она была уже в царствование Александра I, в присутствии создателей храма и их детей, а также при многочисленном собрании дворян, духовенства и народа.

Высокие художественные достоинства и особенности стиля, а так же влиятельность заказчика дают все основания полагать, что автором проекта был Николай Александрович Львов.

 

Николай Александрович Львовзнаменитый архитектор, ученый, поэт, музыкант, фольклорист, переводчик, член Российской Академии Наук, друг Г.Р. Державина.

Да и мог ли любимец императрицы, Иван Кушелев, обращаться с такой просьбой, как строительство храма, к кому попало?

Мог он к тому же себе позволить и богато украсить интерьер церкви. Редко в сельской местности можно было найти подобный храм с таким богатым убранством. Но самую большую ценность представляли четыре картины на библейские сюжеты, привезенные И.И. Кушелевым из Италии.

В одной из поездок наследника Павла по Европе, Кушелев оказался в его свите. В Италии Павел посетил мастерскую выдающегося в то время художника Помпео-Джироламо Баттони. Там была лучшая работа мастера «Кающаяся Магдалина». В мастерской художника для Иван Ивановича была снята копия с этой картины, которую он и привез в Россию. Здесь же (в России) уже впоследствии были сняты копии и с других работ Баттони, которые стали украшать стены Юрьевского храма.

Судьба этих картин до сих пор неизвестна. Дело в том, что еще задолго до революции Новгородский архиепископ, увидев их, приказал выбросить за то, что те «носили» светский характер. Но участь произведений была другой. Они попали в руки к помещику Громову, который приобрел их за 25 рублей. Впоследствии картины передавались у Громовых из поколения в поколение. Был как-то случай, что к ним приехал управляющий Рябушинского – Яковлев, большой знаток и любитель живописи. За копию «Кающаяся Магдалина» он предлагал сумму в несколько тысяч рублей, но хранители картин отказали в такой сделке. В 1943 году картины были вывезены председателем сельсовета в Боровичи и где-то свалены на чердаке.

Была и еще одна вещь, которая вызывала большой интерес в истории и судьбе Георгиевской церкви – мраморный барельеф Екатерины II, созданный выдающимся скульптором Федотом Ивановичем Шубиным.
Шубин (до 1761 г. Шубной) Федот Иванович (1740 — 1805) — выдающийся русский скульптор. Родился в семье крестьянина близ села Холмогоры Архангельской губернии, с детских лет занимался резьбой по кости. В 1759 г. приехал в Петербург, а в 1761 г. был зачислен в Академию художеств. После окончания Академии стажировался за границей. В 1773 г. Шубин вернулся в Россию, где был удостоен звания академика скульптуры. Работал скульптор в основном в жанре скульптурного портрета. Все его работы, выполненные с высочайшим мастерством, отличаются особым психологизмом, тонким пониманием характера портретируемого. Творчество Шубина впервые поставило русскую скульптурную школу вровень с лучшими достижениями мировой пластики, а по силе и яркости характеристик оно почти не знает себе равных.

Заказан барельеф был еще в 1783 году по случаю крещения Александра, единственного сына И.И. Кушелева, так как восприемницей от купели была сама императрица. Но поговаривали и о том, что кроме Александра у Кушелева был и внебрачный сын от крепостной девушки, которому он впоследствии выхлопотал дворянское звание и фамилию Юрьев.

В 1804 году Александр, сосланный на Кавказ в действующую армию за дуэль, погибает в бою с персами. Тело его было перевезено в Юрьево и захоронено в церкви, с правой стороны от входа. Над захоронением соорудили мраморное надгробие с урной, а в стену храма был вделан тот самый барельеф. Одна из надписей на надгробии гласила: «В Грузии на войне с 50 гренадерами разбил 1000 персиян, завладел батареею с двумя орудиями и во многих сражениях обличил себя храбростью. Скончался в 1804 году сентября 30 числа в Тифлисе на 22 году жизни от рождения. Посвящает сей памятник, огорченный отец, сенатор и разных орденов кавалер Иван Иванович Кушелев и горестная мать Елизавета Ивановна, урожденная Ланская».

А вот еще один любопытный факт, связанный с мраморным барельефом. Он описан в книге Ф. Шилова «Записки старого книжника»: «… Мы поехали в усадьбу графов Кушелевых. Священник Кушелевской церкви показал нам барельеф, вделанный в заднюю стену церкви, около могилы Александра Ивановича Кушелева, крестника Екатерины II. Барельеф работы Шубина, подписной, великолепно исполненный, изображал Екатерину Вторую. Я попросил священника продать барельеф. Священник согласился продать, тем более, что для ремонта церкви ему были нужны деньги, но без разрешения архиерея идти на эту сделку не решался. Свезу,- говорил он, - ему старинные царские врата. Надеюсь, он согласится, тем более, что врезано не церковное, а портрет царицы».












Барельеф работы Шубина
Но видно, та сделка так и не состоялась, потому что в 1940 году, к 200-летию со дня рождения Ф.И. Шубина, сотрудники Русского музея разыскали и увезли к себе в Ленинград барельеф работы скульптора.
Какова же дальнейшая судьба храма?

В 1964 году церковь была закрыта. Приход – единственный на многие десятки километров, был ликвидирован. Новгородский музей-заповедник вывез отсюда иконостас и надгробие. В храме разместили зерноток, но когда стала протекать крыша, здание совсем забросили. Вот тогда и появились здесь любители историй про сокровища и клады, одичавшие до такой степени, что в слепой ярости, не найдя золота, начали ломать надгробия и уничтожать еще проступавшие тогда фрески.


* * *

Последние метры пути дались легко, словно кто-то неведомый подгонял путника. И вот уже виднеются очертания крестов на затейливых башенках, еще несколько шагов…
Словно завороженный, как из сна, появляется пышный, дворцовый и торжественный храм. Он был необыкновенный, нет, здесь не было золота и украшений…

Путешественник увидел перед собой заброшенную церковь, которую снаружи «украшали» строительные леса, стоявшие здесь уже не первый год. И все-таки храм был прекрасен той красотой, которую можно разглядеть особым зрением. Путник это видел, выхватывая самое главное, и изъяны здесь становились уже просто не важны. Как же повезло людям, видевшим эту красоту изначально.
Словно прочитав мысли путника, откуда-то из-за угла, со стороны церкви, по направлению к воротам шел человек. Подойдя к путнику, он поклонился.

* * *

САМОЗВАНЕЦ ИЛИ «РАБ БОЖИЙ»


Человек по имени Николай в этих исторических местах появился несколько лет назад, и это появление тогда наделало много шума.

К пришествию мужичка народ отнесся по-разному. Служители церкви видели в нем самозванца, о чем епархия проинформировала власти Новгородской области и администрацию Окуловского района, однако выгнать из храма его не смогли. Он раз и навсегда отрезал представителям власти: «Меня отсюда можно только вынести. Но знайте, тогда я под забором лежать останусь! И пока жив, не уйду отсюда».
В конце концов на него махнули рукой, рассудив, что если государство не находит денег на восстановление, то пусть этим занимаются такие люди, как Николай.

А он и делал, один, без какого-либо образования. Был, как говорится «сам себе реставратор». Заменял обвалившиеся перекрытия, латал крышу. Потом появились люди, которые пожертвовали доски, металл. Так потихоньку у заброшенной церкви появлялось новое «лицо». А недавно, на место купола установили крест.

Тишина и покой, вот оно - настоящее умиротворение для души. Путешественник, не спеша, стал обходить храм. Достал фотоаппарат и стал фотографировать. Хотелось на пленке запечатлеть этот прекрасный уголок истории. Вдруг тишину где-то в вышине прорезал крик птицы. Путник поднял голову вверх и увидел большого ворона, сидящего на сосне. Видно птица выказывала недовольство по поводу вторжения на свою территорию непрошенного гостя. Щелчок кнопки на фотоаппарате, и ворон попал в кадр. Удовлетворившись вниманием со стороны человека, он взмахнул крыльями и улетел.

Пора, пора было двигаться в обратный путь…